Об Авторе

Владимир Федорович Шугля живет в Тюмени, но корнями своими тесно связан с Беларусью. Недаром он, видный общественный деятель, является Почетным консулом Республики Беларусь в Тюменской области, членом Общественной палаты России. А еще Владимир Шугля – поэт, член Союза писателей Беларуси, Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, автор многих поэтических книг. Публиковался в журналах «Современник», «Молодая гвардия», «Великороссъ», «Русский крест», «Нёман», «Немига литературная», «Белая Вежа», «Второй Петербург», «Невский альманах», «Дон», «Вертикаль», «Югра» и других изданиях…

Рубрика: |

Отзывов: 7 »

  • Исхак Машбаш

    ВЛАДИМИР ШУГЛЯ – ПОЭТ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

    Владимир Фёдорович Шугля живёт в Тюмени. Я сознательно говорю «живёт», а не, «проживает», что было бы естественно для общепринятой канцелярской буквы современного делопроизводства. Дело в том, что Владимир Шугля – Поэт. Настоящий Поэт, с Большой буквы. Человек, по выражению Александра Блока, называющий всё по имени. Человек, который видит мир по-иному, порой бунтующий против привычной рутины современного быта. Да и как не взбунтоваться, если река жизни, привычная к размеренному течению, вдруг резко меняет русло, а кровь начинает бурлить в жилах, подобно неукротимому потоку, чающему свободы среди неприступных скал суеты. А всё дело в том, что Владимир Шугля, белорус по происхождению, родился на Урале и связал свою жизнь с русским Севером. Беларусь с её ширью и мудрой щедростью, Урал, с его кладами материальными и духовными и Север – суровый и непобедимый. Согласитесь, сколь непохожие, а то и просто противоположные явления русского бытия.
    И вот теперь эти разные по сути своей миры слились в единую поэтическую и духовно-нравственную вселенную поэта. И вселенная эта обретает новое звучание и новое имя – Отчизна. Да-да, та самая Отчизна, в которой живут, врубаясь, словно в летучем сабельном походе против тягучего болота обыденности и злобы, эскадроны не зачерствевших, не закосневших всадников боевого духа. Для каждого такого всадника новый день как последняя битва за добро и справедливость, как праведный бой за самое дорогое – за Родину!
    Я каждый день страницы жизни
    Пишу, как боль души своей,
    Встречая над землёй Отчизны
    Рассвет, что соли солоней».

    Владимир Шугля, может быть именно потому, что он Поэт, как никто другой знает, в чём смысл этой битвы за нашу общую Отчизну, ведь Беларусь и Россия – части единого русского мира, за который сегодня приходиться сражаться не на жизнь, а на смерть: «Гуляют фальшь и злато по планете И кривдой наполняют божий свет… Крупицы истин, словно в мае ветер, Несут поэты через тыщи лет».
    И именно на людях, кто свыше наделён особым даром, кого, как говорят в народе, ангел поцеловал в макушку, именно на них – Поэтах лежит особая миссия последних охранителей истинной русскости: «Поэт – он кто? Участник иль свидетель Того, что было и того, что нет? Но знаю – жизнь прервётся на планете, Когда последний здесь умрёт поэт…»
    Хочется сказать Владимиру Шугле спасибо за яркие образы, за музыку его поэтических строк. Таких, например, как эти:
    Вновь детством небесным
    Весна разлилась без предела…

    Или вот эти:
    Как светло в этой росстани!
    И поля, и леса, и жнивьё…
    Уходящими звёздами
    Здесь начертано имя твоё.

    Или вот такой потрясающий поэтический образ:
    Заря одела сбрую
    На облаков стада.

    Или признание в любви:
    О Русь! О Родина моя,
    Моя израненная нежность.

    И особые чувства у меня – адыга-черкеса, чей народ пережил поистине трагические времена бесчеловечного истребления, горьких переселений, во время Кавказской войны 19 века, и, несмотря на всё это, сохранившего в себе верность древнему укладу жизни и родовым традициям, вызвали стихи Владимира Шугли об уходящей старине. Словно о чём-то родном, сокровенном читал я эти строки, стараясь не дать воли скупой мужской слезе:
    Средь городского суесловья.
    Сумятицы машин и гула,
    Красою лет – забытой, вдовьей –
    Притих старинный переулок.

    Как будто замер, правя тризну
    По старине, по русским сёлам –
    Не осквернённый урбанизмом
    Веков пронзительный осколок.

    И незаметно стало чисто
    На сердце в благостной минуте…
    Я видел Русь в молитвах истых,
    В резных узорах русской сути…

    «Красою лет – забытой, вдовьей». Спасибо, дорогой Владимир. От всей души, от всего сердца! Но не только в уходящих мирах ищет Поэт живительные родники Истины. Взгляд его, помыслы устремлены в будущее. И, кажется, целого мира мало, чтобы насладиться жизнью: «Как много, как мало нам надо, Как жадно нам хочется жить».
    На Кавказе есть замечательная многовековая традиция куначества, когда разные по крови люди становятся братьями – кунаками по духу. Бесспорно, Поэт Владимир Шугля – мой поэтический кунак. Я желаю ему творческого и жизненного долголетия и новых литературных вершин, сравнимых с Кавказскими Эльбрусами и Оштенами. Впрочем, он и сам не скрывает, что готов штурмовать эти вершины:

    День новый – новый и маршрут,
    От прошлого ведётся счёт.
    И новый надо взять редут,
    Жизнь — покорение высот…

    Исхак Машбаш,
    народный писатель Адыгеи, Кабардино-Балкарии,
    Карачаево-Черкесии, лауреат Государственных
    премий СССР и России.

    Отзыв |
  • Департамент информационной политики Тюменской области

    Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

    Отзыв |
  • admin

    Несколько слов о новой книге поэзии
    Владимира Шугли «Четвертое измерение» (2013 г.)

    Радует набирающий силу и обретающий уверенность, яркий голос поэта. Поэта-патриота, поэта-гражданина, и в то же время – тонкого лирика. Его поэтическое видение − объемное, глубокое, искреннее. Лучшие стихи, пропущенные через живое, чуткое сердце, являют собой образцы настоящей поэзии. Они наполнены Временем, Болью, Любовью, Верой, Надеждой. Без ощущения времени, всех его перипетий не может быть поэта. У Владимира Шугли Время – главный герой. Оно − сложное, стремительное, горькое и одновременно чудное − дышит, кричит, болит, плачет и восторгается, заставляет думать, переживать, совершенствоваться. Бороться и не сдаваться, страдать, любить, верить, осуждать зло, мрак, уродство, и надеяться на Добро, Свет, Красоту, созидать их.

    Поэтика Владимира Шугли не надуманна, не вычурна и не избита. Она суть его философского восприятия и неприятия окружающей жизни:

    Зацепилось сердце за звезду на небе…
    …Звездный свет средь туч блеснет слезою…

    …Чумной пир зла…
    Но нужно жить!
    …Даётся мгла,
    Чтоб свет любить.

    Увы, опять раздвоена Россия:
    Мы сами по себе, она – сама.
    Всё снова… Всё опять… Всё, как впервые,
    В слезах кровавых… В горе от ума…

    Крутится времени мельница,
    Вечности льётся вода…
    Сердцу по-прежнему верится
    В то, что не молвят уста…

    …Мы, как и прежде – передние! –
    В Млечный уносимся Путь…

    …Мечтают жить безбедно…
    А счастье-то… из бед!

    В душах плесень, в душах – гнилость,
    Дни – как сырости пора.
    В душах серая немилость,
    Звон в них злата-серебра…

    …Слава Богу! Солнце ныне…
    Снег, как тихий звёздный плач.
    Снова день безумно синий,
    Я сегодня снова зряч…

    Можно долго и целыми стихами цитировать Владимира Шуглю , потому что в его стихах есть живая сыновняя боль, есть набатная тревога… Есть животрепещущая душа небезразличного человека. Есть истинная поэзия. Есть духовность.

    Михаил Поздняков, поэт,
    председатель Минского
    городского отделения
    Союза писателей Беларуси

    Отзыв |
  • Андреев А.Н., доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей Беларуси и Союза писателей России

    ПОЭТИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ ВЛАДИМИРА ШУГЛИ

    Передо мной лежит книга стихов Владимира Шугли, поэта до недавнего времени мне неизвестного. Книга зацепила поэтическим, и в тоже время едва ли не научно выверенным названием: «Четверное измерение» (Тюмень, 2013).
    Совмещение разных измерений, скрытых и явных, иногда приводящее к изумительной гармонии, – это, собственно, сфера моей специализации, литературоведческой и культурфилософской.
    Открываю наугад.

    Гуляют фальшь и злато по планете
    И кривдой наполняют божий свет…
    Крупицы истин, словно в мае ветер,
    Несут поэты через тыщи лет.

    Вроде бы, ничего нового; более того – традиционно и консервативно (и в поэтическом, и в мировоззренческом смыслах).
    Именно поэтому мне захотелось прочитать книгу до конца. Здоровый консерватизм в наши дни – это верный знак «здорового духа».
    А теперь хочется поделиться впечатлением от прочитанного.
    Итак – Владимир Шугля.
    Появление этого имени сегодня, когда самоуверенно «гуляют фальшь и злато по планете», не случайно. Я вообще придерживаюсь отчасти радикального мнения, что в литературе, и в поэзии в том числе, нет ничего случайного. Сплошные закономерности, если угодно.
    На первый взгляд, это противоречит завету великолепного мастера Бориса Пастернака: «И чем случайней, тем вернее слагаются стихи навзрыд». И все же настаиваю: стихи слагаются – случайно, это верно; однако содержание их случайным быть не может. И сама поэзия как феномен культуры вовсе не случайна.
    Я убежден: понять поэта, обнаружить его культурную родословную – значит, пробиться через завалы случайностей, осознать некую закономерность.
    Стихи Владимира Шугли заставляют задуматься о любопытных культурных коллизиях, становящихся измерениями.
    Прежде всего, в глаза бросается некий культурный, опять же, по природе своей парадокс. Владимир Федорович Шугля – видный общественный деятель, Почетный консул Республики Беларусь в Тюменской области, член Общественной палаты России, бизнесмен. Впечатляющая и неординарная биография. Казалось бы, менее всего человек такого склада может оказаться чутким и легкоранимым поэтом, членом творческих общественных организаций, Союза писателей Беларуси и Союза писателей России. Практическая сторона жизни, так сказать, «проза жизни» требует сосредоточенности и деловитости, хватка общественного деятеля плохо вяжется с поэтической созерцательностью, склонностью культивировать мироощущения в противовес конкретным делам.
    Но жизнь порой путает все умозрительные расклады. И невозможное становится возможным. Оказывается вполне реально существовать в разных духовных регистрах, носить и взращивать в себе два разных «строя души».
    В качестве «доказательства» хочется привести, например, такие вдохновенные, совершенно лирические строки:

    Зацепилось сердце за звезду на небе –
    Ждет восток, покрытый бирюзою.
    Словно парус серебрится лунный гребень.
    Звездный свет средь туч блеснет слезою…

    Согласимся, это мало напоминает спич консула или дотошные выкладки бизнесмена, это словеса иной природы.
    Уже в приведенном отрывке можно обнаружить универсальные для Шугли смысловые мотивы (собственно, те же измерения). Поэт очень часто смотрит вверх, вглядываясь в небо. «Неба восторги», «вновь детством небесным весна разлилась без предела», «на небе мрачно. В тучах утро», «где-то в тучах – свет зарницы», «рассветная зорька», «млечный путь», «уходящими звездами здесь начертано имя твое»… Цитировать можно долго, но это ни к чему, потому что почти в каждом стихотворении так или иначе просматривается небо.
    Очень много неба, очень много света, пусть часто и тревожного. Даже в оформлении обложки книги использовано обрамленное небо, символизирующее желание укротить бесконечность. Можно сказать, поэт заворожен небом. Сквозь призму неба смотрит поэт на дела земные (где лидеры и корифеи – консулы с бизнесменами). (Характерно в этой связи название одного из поэтических сборников Владимира Шугли: «Через прицел души». Небо и душа легко меняются местами…)
    А это и есть главный закон поэзии. В этом суть поэтической одаренности.
    В конце концов, легко, ненатужно рождаются поэтические формулы-девизы наподобие следующего: «Ты на покой не променяй к ветрам и высям тягу».
    И совершенно естественно воспринимается лаконичное кредо в стилистике латыни: «Я держусь за небо только».
    Иначе говоря, небом единым жив поэт (в котором бизнесмен живет явно не небом единым). «Нет для души покоя – ее земное мучит…»
    Вот этот небесный вектор, иначе сказать, приоритет духовного над невыносимо земным хочется назвать главным измерением поэзии Владимира Шугли. Это традиционно – но это необходимо, ибо без этого нет поэзии.
    Магистральное измерение легко совмещается с другим, также классическим: «Боль о боль – высекаю стихи». (Между прочим, мастерски сказано.) В стихах должно быть содержание, они должны быть окрыленными смыслами. Можно самозабвенно служить чистой красоте, и в этом случае любая боль – лишь досадная помеха; а можно высекать стихи, которые рождаются в результате преодоления боли-страдания. Красота, рожденная болью, – это именно здоровая, если угодно, излечивающая излечивающая красота.
    Любопытно: Владимир Федорович, насколько мне известно, является лауреатом премии, носящей имя замечательного русского поэта Игоря Григорьева, знаковый поэтический сборник которого называется до боли бесхитростно: «Боль».
    Здесь протягивается ниточка к следующему измерению. Было бы принижающим поэта преувеличением сказать, что Владимир Шугля поэтически зело искусен (хотя не наивен, это точно); и он скорее интуитивно, нежели сознательно, ориентировался на некие поэтические образцы, каноны – на то, что принято называть призвание поэзии. Его здоровое, как мне представляется, отношение к жизни реализовалось в традициях, выкованных золотым веком русской поэзии, когда слово было неотделимо от боли, которая и высекала смыслы («крупицы истин»). Вот эта великая триада слово – чувство – смысл (проекция величественного библейского красота – добро – истина) априори стала поэтическим кредо поэта Шугли, человека разносторонне и незаурядно одаренного.
    Меня удивило, насколько глубоко прочувствовал Шугля эту коллизию («Философские стихи»):
    Какая разница в стихах,
    Что в памяти… на донце…
    И тех, что строчкой в серых днях
    Рифмуют свет… без солнца!
    Он не скрывает своих мыслей («мысли – пчелы, мысли – птицы»), своих раздумий (не потому ли его любимым знаком препинания является многоточие?), своего отношения к делам сугубо земным; он делает их материалом поэзии.

    Я – русь-ский, я вольною Русью рожден (…)
    Я к дому шагаю отцовской тропой,
    Из детства тропинкою звонкой и узкой,
    И светлые звезды парят надо мной, и небо, как пропасть…
    Я – дома… Я – русь-ский.

    Целый пласт его поэзии можно по традиции отнести к гражданской лирике, где доминирует тема родины («Мне Русь – как божия судьба», «Опять, как будто на войне», «В росинках утра чистых, светлых» и др.). При этом Владимир Шугля, россиянин, русский человек с белорусскими корнями, отчетливо ощущает вот это свое двуединство. Сегодня это очень актуально, сегодня это уже больше, нежели ощущение: это гражданская позиция.
    Логическим завершением темы становится такой вот поэтический посыл («Раскидистых дубов густые кроны»):

    О, Беларусь моя… Моя мессия!
    Звучит в душе небесная струна…
    Во мне ты вместе навсегда с Россией…
    Отчизна…
    Русь…
    Единая…
    Одна…

    Легко увидеть, что все измерения в поэзии Шугли неразрывно связаны, они существуют только в синтезе.
    Мне представляется, что народность, во имя которой схлестнулось столько литературных копий, в предложенном контексте следует трактовать не только как конкретное идейное отношение (Беларусь и Россия навсегда должны быть вместе), но и как первородную убежденность поэта в том, что подобное отношение (назовем его мировоззренческая маркировка) обладает стихийным поэтическим потенциалом.
    Иначе говоря, быть консулом (или общественным деятелем) не означает не быть поэтом; зависимость здесь более глубокая и гибкая: каждый поэт в какой-то степени является консулом.
    Сказанное выше представляет собой, строго говоря, непростую культурфилософскую проблему. Речь о том, что человек, взявшийся за перо по зову сердца, ощутил как императив, как некую непреложную данность непосредственную связь поэтического отношения с непоэтическим. И дело здесь не в образовании или уровне мастерства; здесь дело в законе: поэтически одаренный человек всеми фибрами своего существа ощущает связь между поэзией и жизнью, между жизнью и жизнью духа.
    Вот почему феномен Владимира Шугли интересен еще и как знак если не народного, то достаточно массового движения в защиту поэзии. Сегодня многие бизнесмены и разного рода деятели пишут стихи, хотя уровня Шугли из них достигают единицы. Именно такие, как Владимир Шугля, считаю я, выполняют важную культурную функцию: они отчетливо демонстрируют тягу к поэзии, ту самую «тягу к высям», идущую из глубины сознания.
    Сегодня, как ни парадоксально, поэзию может погубить то, к чему она всегда так стремилась: культ элитарности, избранности, закрытости. Культурный снобизм как реакция на засилье масскульта – это, конечно, вариант. Однако отрыв от жизни даже в формате изысканного снобизма – это гибельный вариант.
    Такие, как Шугля (кстати, совместно со снобами), подготавливают грядущие прорывы и взлеты поэзии. Вот почему культурная легитимность поэзии Шугли не вызывает сомнения.
    И я вовсе не приписываю ему маргинальный статус, нечто вроде: консул среди поэтов и поэт среди консулов. Отнюдь. Думаю, для поэта Шугли найдется место среди поэтов. Я полагаю, что у Владимира Шугли есть много самоценных поэтических находок (см. примеры, рассеянные по статье: это лишь немногие из достойных строк и выражений, отобранных мною).
    Кроме того, он сам по себе человек интересный, мыслящий, что предполагает право на собственный поэтический голос. Вот одно из скрытых поэтических измерений, уловить которое по силам только философски чуткому сознанию. «Я странник душою…» (начальная строка стихотворения, давшая название целому разделу рассматриваемой нами книги) – это еще одна ипостась поэтического кредо «Я держусь за небо только». Держаться за небо можно только странствуя: это «крупица истины», состоящая из диалектически сплетенных нюансов. «Люблю я ровный шум мотора», «Мне каждый день как день последний», «Ты на покой не променяй к ветрам и высям тягу», «У зрелости итог такой», «На моем пути часовня» – эти и многие другие стихи именно об этом.

    Опять штормит… И слава Богу…
    Мой ветер – ветер перемен –
    Зовет меня с собой в дорогу,
    Как в день последний –
    В новый день.

    Расхожее выражение «движение – это жизнь» словно взято из стихов Владимира Шугли; точнее, эта сентенция растворена в них. Он неутомимо, чтобы не сказать навязчиво, противопоставляет движение – покою. Движение, конечно, следует понимать в широком смысле: как устремление, путь – как измерение, по принятой нами терминологии.

    Очнись, душа! С судьбой тебе подвластной
    Вставай скорей на вещий путь зерна –
    Верни любовь… Все в мире не напрасно,
    Коль ты ежеминутно, ежечасно
    Творишь ее… Тебя ж – творит она…

    Путь зерна – это смысл движения, которое обретает значение вселенского круговорота. Покой в данном контексте – форма непродуктивной суеты.
    А цель движения-жизни – любовь, то самое «иное, четвертое измеренье» («Любовь есть в вечность двери»).
    Так и хочется сказать: а это уже в лучших традициях персидской философской лирики. Лично мне такое измерение кажется подлинно поэтическим.
    Наконец, еще одно важное измерение (не последнее, конечно): «Детство. Юность. Отчий дом…» (первая строка стихотворения). Это измерение-лейтмотив всей лирики поэта, поэтому его невозможно локализовать (да в этом и нет необходимости). Он никогда не забывает точки отсчета в своем движении – именно потому, что знает, куда идет.

    Земным не время измереньям,
    Иду на свет, иду вперед…
    Небесным синим продолженьем
    В душе Вселенная живет.

    Пожелаем же поэту счастливого и бесконечного земного Пути, который, согласно его убеждениям, не на земле начался – и закончиться должен не на земле, и который, несомненно, связан с Небом и Любовью.
    Ибо Небо – всему человеческому начало.

    Отзыв |
  • admin

    Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

    Отзыв |
  • admin

    http://www.tumentoday.ru/2014/12/05/петербургские-открытия-владимира-шу/
    Тюменская область сегодня от 05.12.2014

    Петербургские открытия Владимира Шугли
    Автор: Маргарита ШАМАНЕНКО

    Диплом победителя конкурса «Я не мыслю себя без России» – в Тюмени

    Замечательный русский поэт, легендарный разведчик, честный, мужественный, добрый, красивый человек – творчество и личность Игоря Григорьева многим предстоит открывать и открывать. Предстоит поразиться его таланту и несгибаемости, бескорыстию и нежности,
    а еще отчаянной – до слез – любви к Родине.

    Недавно в Санкт-Петербурге, в Институте русской литературы РАН (Пушкинском доме) состоялась международная литературная конференция «Слово. Отечество. Вера», посвященная 90-летию со дня рождения поэта и фронтовика. На конференции подвели итоги международного ежегодного конкурса лирико-патриотической поэзии имени Игоря Григорьева «Я не мыслю себя без России», цели которого – пробудить интерес и патриотические чувства к Родине и ее великой истории, способствовать возрождению идеалов духовно-культурных традиций многовековой Руси, а также показать богатство, красоту, чистоту и глубину русского языка.

    На конкурс поступило около 500 заявок, или 2 500 стихов, из которых жюри отобрало всего 51 произведение. Диплом победителя вместе со сборником стихов, изданным по результатам конкурса, вручили поэту и публицисту, известному общественному деятелю в Западной Сибири и Беларуси Владимиру Шугле.

    Поэзия Владимира Шугли глубока, а легкость, лаконичность и мелодичность формы его творений – это ступени, ведущие от земного к вечному, к философскому осмыслению конечности бытия и цели человеческой жизни. Его творчество пронизывает осознание неотъемлемости от Родины и ответственности за ее судьбу. Истоки патриотизма Владимира Шугли – в боли за Родину, в памяти о том, как непросто строилась послевоенная жизнь и слагалась история Отечества, корни которого вросли в Киевскую Русь. И в памяти об отце с матерью, о которых он говорит с сыновней нежностью и трепетом. Потому он не мог не откликнуться на поэзию фронтовика Игоря Григорьева, наследие которого бережно хранит сын Григорий Григорьев.

    Игорь Григорьев родился в 1923 году в Псковской области. В годы Великой Отечественной войны руководил подпольщиками и группой разведки, воевал в бригадной разведке 6-й ленинградской партизанской бригады. После войны работал в геологической экспедиции в Прибайкалье, охотился в костромских лесах, занимался фотографией на Вологодчине. Окончил русское отделение филологического факультета Ленинградского университета. Вернулся в Псков и организовал, а потом возглавил псковское отделение Союза писателей России. Издано более двадцати сборников его стихов. Эпиграфом к творчеству и жизни поэта могли бы стать его слова: «Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на все, что не против Совести, готовый!»
    Факты биографии сына не уместить в небольшую статью: окончил военно-морской факультет военно-медицинской академии, проходил службу на Краснознаменном Тихоокеанском флоте как начальник медслужбы подводной лодки, был участником дальних походов и участником ликвидации трех аварийных ситуаций на подводных лодках… Будучи флотским офицером, крестился и воцерковился, теперь он является настоятелем храма Рождества Иоанна Предтечи в поселке Юкки Выборгской епархии. А еще он заслуженный врач РФ, известный психотерапевт, автор многочисленных публикаций, декан факультета психологии и философии человека Русской христианской гуманитарной академии.

    – Потрясает судьба не только поэта, но и его сына, которому я посвятил стихотворение, – делится впечатлениями Владимир Федорович. – Мне глубоко созвучны слова Григория Григорьева, которые хочу процитировать: «Обращаясь к ученикам, Господь сказал: «Ищите прежде Царствия Небесного и правды Его – все остальное приложится Вам». Преподобный Серафим Саровский так объяснил это обращение Спасителя: «Есть три вида капитала: денежный, чиновный и духовный. Если главным является духовный капитал, то ни деньги, ни чины не повредят человеку». Когда из жизни общества исчезает приоритетное значение высших нравственно-духовных ценностей, тогда развиваются патологические зависимости. В современной международной классификации болезней описано более 400 видов различных зависимостей. Можно сказать, что любой грех является зависимостью, ведь «всякий совершающий грех есть раб греха». Таким образом, именно оскудение духовного капитала приводит к нарушению Заповедей Божиих. Духовно-нравственное воспитание молодежи в духе православия призвано повысить духовный иммунитет нации».

    В лихие 90-е годы прошлого века многие сломались или сгинули в погоне за капиталом. Собиравшие иные – духовные – богатства становились сильнее и мудрее, потому что душа не могла довольствоваться только материальными радостями. Бизнес должен быть ответственным, с человеческим лицом, убежден
    Владимир Шугля. Добавим, что он не только предприниматель, поэт – как почетный консул Республики Беларусь в Тюменской области продолжает успешно трудиться на благо Союзного государства, воплощая в жизнь «сибирскую идею народной дипломатии». В ипостаси члена Общественной палаты РФ вручил недавно президенту страны Владимиру Путину сборник трудов писателей и поэтов Тюмени и Минска «Победители», посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это один из многочисленных проектов областной общественной организации «Союз-интеграция братских народов», председателем которой является Шугля.

    Представляем читателям стихотворения Владимира Шугли.

    Григорию Григорьеву

    Любовью сына очарован
    К отцу, ушедшему от нас…
    Души кусочек отвоеван
    От горя в сердце в этот час.

    Меня смиренье подкупило –
    Прощенье батькиных грехов,
    В душе любви сыновьей сила
    И в сердце – память – отчий кров.

    Шагает сын отцовской тропкой –
    Шагает, чтоб до звезд дойти, –
    Благословенною подковкой
    Отец ему в земном пути…
    Судьба детей – отцова доля!
    Кто перед кем из них в долгу?!
    «…Да, божия на все есть воля», –
    Мысль бьется бабочкой в мозгу…

    Суть жизни

    Духа светлый лучик,
    Как в последний бой,
    Рвется в неба кручи
    Тропкой неземной.

    Чувства сбились в кучу –
    Блеск зари в окне,
    Да из звездной кручи
    Небо вторит мне.

    Слышу, то и дело,
    В сердце гром погонь.
    За земным уделом –
    Неземная томь.

    Нет ему пределов –
    Долог Млечный путь…
    На земле лишь тело –
    В этом жизни суть!

    ***
    О Русь! О, Родина моя,
    Моя израненная нежность.
    Всегда в душе ты для меня
    Как сон, как утренняя свежесть.

    Как полыхание огня,
    И как восхода неизбежность,
    И радость солнечного дня,
    И неба вечная мятежность.

    Как моря тайна, глубина,
    Всегда безбрежная, как вечность,
    Как сердца звонкая струна
    И как дорога в бесконечность.

    В творческом багаже Владимира Шугли несколько поэтических и публицистических сборников: «Горит, горит сердечная свеча…», «Под звуки струн сердечных», «Небес созвучие с землею…», «В раздумьях души…», «Души отчаянная юность…», «Рытмы лёсу», «Избранное», «С полей судьбы не собраны хлеба…», «Дороги жизни…» , «Дорога к дому…», «Четвертое измерение».

    Отзыв |
  • admin

    Отзыв на цикл стихов «Через прицел души»

    Поэтический прицел души четко обозначил цель: слово ранило женское сердце, потекла слеза по щеке, а за ней ещё и ещё, невозможно остановиться. Вот так я восприняла стихи В.Ф.Шугли из нового сборника «Через прицел души».
    Название мне кажется замечательным, поскольку поэт посвящает нас в сокровенное, личное, подчас не боясь рассказать миру о душевных переживаниях в различных ипостасях: отца, сына, друга, влюбленного, гражданина, патриота, философа.
    Именно эта черта свойственна его лирике.
    Для меня особой чувственностью пронизаны строки в стихотворении «Дочь растет, а с ней тревога». Поэт поражает нежностью, заботой, трепетом, проявленными к дочери, тем самым представляет, на мой взгляд, идеальную модель отца, беспокоящегося за будущее своего ребенка. Он понимает предельность жизни, его душа наполнена беспокойством за её судьбу. Герой является заступником перед жизненными невзгодами, прося Жизнь, подразумевая Бога, продлить время, дать возможность пожить подольше, сохранить в вечности память встреч.
    Дочь растёт, а с ней – тревога:
    Что таит её дорога?!
    Знать бы всё и быть с ней рядом,
    От тревог и горя спрятав.
    В.Ф.Шугля неравнодушный человек, в его душе находится место для родных. Ещё одно не менее трогательное стихотворение, основными образами которого являются лирический герой и мать «Сколько недосказанного мама»:
    Мне тебя так не хватает мама!
    В настоящем места нет слезам…
    У твоей могилы, я – подранок,
    Сердце положил к твоим ногам.
    Подранок, как точно подобрано слово, ведь только так, не иначе ощущает себя любой в этом мире без дорогого человека, давшего жизнь. Боль, тоска, переживания, сожаления – вот бесчисленные мелодии, исходящие из струн души лирического героя, потерявшего мать. Память импульсивно посылает воспоминания отцовского дома, сада, матери, отца и брата, но то время прошло, сейчас в душе героя переживания.
    Отважная искренность поэта представляет качество редчайшее для современного человека. Поэт понимает, если не выскажет, то ощущения тяжести останутся в его душе. Так в стихотворении «На слово скор и на работу» он говорит об обиде, нанесенной другу словами, но и из этой ситуации он извлекает урок зрелости:
    Но для меня какая зрелость
    Была б без этих трех минут?!
    В сборнике представлен также жанр гражданской лирики. Поэт, видящий мир через прицел души, неравнодушен к событиям происходящим сегодня в мире. Он пишет о войне на Украине:
    На Украине свет багрян
    Братоубийственным удушьем…

    ***
    И нет стране моей житья –
    Горбы других несет как свой.
    Братоубийство, обман, ложь, корысть, злоба сошлись воедино, царят и правят на Украине. Поэту удалось «узреть невидимое зренью», он чувствует ситуацию: понимает обман украинского народа, страдающего из-за чьих-то провокаций.
    Сборник «Через прицел души» включает стихи о жизни мыслящего человека, обладающего земной мудростью. И я думаю, что каждый найдет строки, способные тронуть сердце и покорить душу, поскольку поэт талантливо излагает о сокровенном, близком и знакомом каждому. А позиция автора впечатляет, радует и вселяет надежду на то, что последуют новые сборники стихов, ведь душа поэта вслед за Е.А.Евтушенко твердит ему «Нет лет!». И это здорово!
    Мы ждём от Владимира Шугли новых стихов, откровений и признаний!

    Кандидат филологических наук Тимканова Г.Ф.

    Отзыв |

RSS-лента комментариев к этой записи. Адрес для трекбека

Ваш отзыв

Сайт разработан: KROMA

Яндекс.Метрика