Вечереет. В первых звездах небо,
Желтый свет печальных фонарей.
День уходит, гаснет, будто не был,
В парке все темнее и темней.

Колдовством наполнен летний воздух,
Ночь и день целуются в уста,
И опять приносят мыслям роздых
Вечера открытые врата.

Теплый ветер вдаль уносит звуки,
Чары жизни отдает земля,
По небу разбрасывая руки,
Звездную постель себе стеля…

Облаками окутано сердце,
Непогодою полнится грудь,
И тревогой распахнута дверца
В бездуховную серую жуть.

Как-то сразу и небо исчезло,
Тихо, глухо – зови не зови,
И туманом прогорклым полезло
В душу зло от обманной любви.

Все вокруг, как болотная тина,
Лишь терпенья дрожит озерцо…
И надежды – полет голубиный,
И мечты, словно ветер в лицо.

Ночного города огни,
Мечтой несбывшейся зовущи.
Средь темноты горят они,
Как звездный свет, с небес идущий.

Не слышит сердце улиц шум,
И город кажется уснувшим.
И на просторах вечных дум,
Как бабочки, летают души.

В покрытой мраком вышине
Надежд покоятся приметы,
И каждый день – зарей в огне –
Горят желаньями рассветы!

Сын звонит – ему я нужен,
Внук звонит – совсем простужен,
В телефоне дочь с вопросом,
Подсказать чего-то просит.
А дела опять в простое –
Ну и время непростое!
Как корабль по волнам ходит,
Сонм забот по жизни водит…

Я мечту, скрывая, нежу –
Отдохнувшим быть и свежим.
Дни несутся чередою,
Душу чем-то беспокоя,
И несут свои надежды,
Будто белые одежды.
Разве будешь тут недужен? –
Сын звонит… Ему я нужен…

Мне стук в пути колес вагонных,
Как мамы быстрые шаги,
Со мной в порыве устремленной
К огням, что ныне далеки.

Я весь – созвучие движенья,
Волшебной скоростью объят.
Чрез грезы, тернии, волненья
Несусь вперед, мне черт не брат…

А в облаках луна мелькает,
Как будто мамин светлый лик.
Он в небесах средь звезд сияет,
Средь звезд сияет мамин лик…

Я помню детства светлые мгновенья,
В них неба свет и синь, и стайки голубей,
И ласковое ветра дуновенье,
Любовный шепот у разросшихся ветвей…

И капельки дождя на листьях ивы,
И в мареве тепла полуденную тень,
И отчий дом как наяву, и нивы,
И сад, — а в нем в окно цветущую сирень…

Еду к дочери… Ей плохо,
Свет в душе погас, зачах…
Помнится она мне крохой
С огоньком забав в глазах,
Топотушкой неумелой,
Непоседой и «юлой» –
Сзади век, как будто целый,
Море жизни за спиной…

Дочь теперь сама уж мама,
А ошибок пруд пруди –
Сколько лет и столько драмы
И, как дождь, капель беды…
В сердце кровоточит рана,
Боль души, как вечный зов,
Как цунами океана…
И как щит, терпенья кров…

Я повзрослел когда,
Мне мама говорила:
«Уйдет жена – беда,
Но это не могила!

Все может в жизни быть,
Но главное на свете
Дал Бог – детей любить,
Ведь дети – это ДЕТИ!

Все может в жизни стать –
Грехов у всех немало,
Забыть отца и мать –
Грех самый небывалый…»

Ушли за годом год,
Но этими словами
Мне память сердце жжет…
В них боль и мудрость мамы.

Ушедшего не жаль –
Оно не повторится,
Ржавеет даже сталь,
Мне прошлое лишь снится.

Я в нем ищу ответ,
Словарик снов листаю,
Мне небо шлет привет
Заоблачного края.

Глядит который раз
Во сне с улыбкой мама,
И синь любимых глаз
Стремится в сердце прямо.

И пропасть впереди,
Я вниз лечу с обрыва,
Обратно не взойти –
И свет с небес в разрывах…

Очнулся. Что со мной?
В слезах мои ресницы…
Алеет день зарей,
Что завтра мне приснится?

Я чту во всем, всегда, отца,
Его отчаянную честность,
И правду жизни до конца,
Души распахнутой небесность.

Сказал – отрезал навсегда,
За ним военные годины,
И холод, голод и беда,
И счастье Родины единой.

В ряду одном учителя –
Фронтовики дорог победных,
И в солнце ласковом поля,
Покосы в росах предрассветных.

И разговоры у костра,
И небо в звездной паутине,
И труд без устали с утра –
Все как вчера во мне поныне.

Как не хватает мне отца!
Дела эпохи той священны.
В них правда жизни без конца
Со мною в сердце неизменно.

Сайт разработан: KROMA

Яндекс.Метрика